четверг, 11 мая 2017 г.

Работы победителей конкурса "Романтика поколений-2017". Часть 1



      27 апреля 2017 года в юношеской библиотеке-филиале №6 собралась творческая молодёжь города на гала-концерте, где подвели итоги 7-го литературно-исполнительского конкурса «Романтика поколений 2017». Конкурс проходил в 2 этапа: 23 апреля – отборочный тур, 27 апреля – подведение итогов и награждение. 
     А мы представляем вашему вниманию работы победителей литературного конкурса. В этом посте знакомьтесь с произведениями Людмилы Варга, которая в 2017 году стала победительницей в номинации "Проза". 


 


Порхаю как бабочка, жалю как пчела

    

Я вернулась домой из больницы, соскучилась  по телевизору, включила его и услышала, что в июне 2016 года умер боксёр Мохаммед Али (Кассиус Клей). Это его знаменитой фразой, облетевшей весь мир,  я назвала свой рассказ. Эта весть всколыхнуло воспоминание о том времени, где я и старший брат Валера смотрим по телевизору чемпионат по боксу. Мы страстно переживаем за  чернокожего паренька, ведь он ведёт  поединок за звание чемпиона мира.Мой брат Валера занимался в секции бокса при доме культуры и даже имел разряд. Как все младшие в семье я хотела быть наравне с братом, увлекаться тем же, что и он.
    - Боксом? - спросите вы. Ну что же, боксом так боксом, хотя бы в группе поддержки. Дома у нас висела груша.
      - Валера, зашнуруй мне перчатки, дай постучать по груше! - частенько канючила я. В одно из наших занятий с братом за Валерой зашёл его друг и они убежали в кино неожиданно. В тот момент я стучала по груше и не услышала, как они ушли. Ребята постарше могли зубами развязать шнуровку на перчатке, а я не умела, и как назло мне захотелось пить, но в перчатках  я была как без рук. Не помню, как сумела открыть дверь своей квартиры и стала барабанить в дверь напротив.
      Открыл соседский парнишка и, увидев меня в перчатках, направленных на него, как ему показалось, залепетал.
     - Что я сделал? За что ты собираешься меня бить?
     - Да не хочу я тебя бить, помоги мне расшнуровать перчатки, брат ушёл и забыл это сделать, а дома никого нет, и ещё я очень хочу пить.
     Через несколько минут мы пили газировку и пузырьки щекотали нам нос, а мы смеялись, вспоминая кто, как выглядел в момент нашей встречи.
     Бывало так, что и на пороге нашей комнаты появлялся тренер моего брата, без перчаток, зато с уговорами: 
      - Евгения Николаевна, отпустите Валеру на соревнования выступать за Орск.
     - Не отпущу, я знаю, чем это заканчивается, вы привозите назад моего сына избитого  с синяками, со ссадинами. Для меня он ребёнок, а какой матери хочется видеть своё дитя искалеченным? Он в секции не лучший боксёр и нерегулярно ходит на тренировки, чего вы к нему привязались?
      - Я с вами согласен, но он левша, а это очень неудобно для соперника, ведь  у любого боксёра инстинкт на правую руку срабатывает быстрее, таким вот образом Валера зарабатывает очки команде.
      В один из таких дней, чтобы поддержать брата, я пошла с ним на соревнование, села у самого ринга. Мой брат был блондином, волосы росли у него ёжиком, их приходилось коротко стричь, и издали он казался лысым. По жеребьёвке  Валера выступал в первой паре и ему достался хорошо тренированный, сильный соперник. Боксёры вышли на  середину ринга, коснулись перчатками, рефери сказал: «Бокс!» - и поединок начался. Зря я села так близко, у меня возникло ощущение, что удары сыплются на меня, и я закрыла глаза.  Вдруг команда противника закричала: «Бей лысого!» Это Валера пропустил удар и оказался на полу в нокдауне. Он не дышит, пронеслось у меняя в голове. Я пришла в ужас и зарыдала на весь зал: «Валера, открой глаза!» Кричала я и рвалась на помост, а меня оттаскивали. Рефери начал отсчёт и на счёте восемь Валера смог подняться, но боксировать уже  не стал - бой он проиграл. Мы с тренером увели его с ринга и медсестра, дежурившая на соревновании, отпаивала нас с Валерой, а заодно и тренера, который подумал, как его встретит и что ему скажет моя мама. Всю дорогу до дома я всхлипывала,  икала, дрожала ведь одно дело, когда смотришь бокс по телевизору и бьют не тебя и совсем другое, когда бьют твоего брата, и ты не знаешь, встанет ли он.
      Прошла неделя, лицо у брата стало подживать, синяки поблекли, я успокоилась и мы поговорили по душам.
      - Сестрёнка, ты не готова смотреть бокс вживую, лёжа на полу,  как сквозь вату я услышал твой крик и понял, что если не поднимусь, то ты упадёшь рядом со мной в обморок. Давай лучше смотри по телевизору  первенство мира по боксу. Я покажу тебе замечательного боксёра, чемпиона, расскажу про него и  его тактику ведения боя. – Это Мохаммед Али. Он  сменил имя, гражданство, религию, отказался воевать во Вьетнаме, попал в тюрьму за отказ, сумел выйти оттуда. Его лишили звания чемпиона мира, всех наград, а он начал всё сначала и вновь стал чемпионом мира, вернул  все награды.
     Смотри, вот он как бы танцует по рингу, а не передвигается, кружит вокруг противника на носочках, ни секунды не стоит на месте и никто в мире не может перетанцевать его. У него открытая стойка, многие на  это ведутся и нарываются на встречный удар. Он не закрывается наглухо как другие боксёры, да это ему и не нужно, ведь в молнию нельзя попасть, а он – молния. Али редко побеждал по очкам, обычно вчистую  - нокаутом.
     Мы с братом просмотрели все матчи чемпионата с участием Али и я начала понимать кое что в боксе. Некоторые моменты были  даже красивы по- своему. Когда мы садились перед телевизором смотреть матч, то мама ворчала, а папа - он у нас с юмором всё воспринимал, начертил на газете лозунг – Али мы с тобой и садился позади нас, держа его над головой.
      Шли годы, и пока Мохаммед Али не покинул ринг, я смотрела его поединки.  И вот теперь через много десятков лет, когда при прощании с Мохаммедом Али по телевизору показали кадры из его поединка, то издалека  ко мне  пришло ощущение, моей молодости - как мы с братом сидели у телевизора и смотрели этот бой. В соседней комнате сердито гремела посудой мама, а папа чертил плакат. Все были ещё живы, и мы были вместе.
 
Лето из моего детства

    

     В интернете я увидела картинку: мальчик лет шести и девочка чуть помладше бегут по косогору, они держатся за руки и у них по букету ромашек, внизу проблёскивает река. Что-то знакомым показалось мне в той картинке. Да это же я в далёком детстве бегу со своим двоюродным братом Саней с букетом полевых цветов – мы нарвали их в заросшем проулке, который спускается к реке, мы спешим на зов дяди Вани.
      - Милочка, Саня, где вы? Я принёс вам гостинцы с получки. Ау!
      С разбега  виснем на нём, цепляясь за ремень. Дядя Ваня смеётся, подхватывает нас и несёт домой, вручив нам по кульку  с гостинцами, из которых мы угощаем друг друга, а заодно и дядю Ваню. Дома нас ждёт ужин – пшённая каша, томлённая с молоком в русской печи, ничего вкуснее я ещё не ела.
      Начинает смеркаться и на улице раздаётся звон колокольчиков, мычание коров, блеяние овец- это стадо возвращается с пастбища. Я впервые была в деревне и боялась коров, они казались мне страшными,  с  рогами острыми как пики. Тётя Тоня решила научить меня не бояться их и показать мне, что они умные, хорошие и детей не трогают. Мне дали кусок чёрного хлеба, посыпанного солью и поставили у ворот встречать нашу королеву – корову Зорьку, за спиной встали взрослые.
      Зорька направилась прямо ко мне, взяла хлеб и её губы коснулись моей руки – они мягкие, влажные и щекочут , она довольно вздохнула и пошла в хлев, за ней пошли овечки. Тётя Тоня погладила меня по голове и стало так спокойно, я выдержала испытание и понравилась Зорьке .Во дворе все разошлись  по своим местам и в вечерней тишине слышно  как струйки молока цвиркают о подойник- это тётя Тоня доит нашу корову Зорьку.
      Мы встаём около них с кружками в руках и вскоре пьём вкусное парное с лёгкой пенкой молоко. Мурка тут как тут ,и ей наливаем в блюдце молоко. Все наелись , напились пора  поспать, и нас отправляют на сеновал, где душистый запах сена кружит голову. Под бок к нам пристраивается Мурка, и никакие мышки мне теперь не страшны. Глаза слипаются, и во сне память детства уводит меня всё дальше и дальше.
      Утром нас будит Степан, мы сговорились идти на рыбалку – он недавно пришёл из армии и под его присмотром я и Саня впервые идём рыбачить, Мурка бежит за нами. С косогора спускаемся к речке, садимся на помост, кидаем кусочки хлеба в воду –прикармливаем рыбку, а мальки щекочут нам ноги и мы тихонько ойкаем. У нас одна удочка на троих и Степан держит удочку то со мной, то с Саней и когда поплавок уходит под воду, помогает вытаскивать рыбку.
      Сане не повезло, его рыбка сорвалась с крючка, а моя упала на помост и забила серебристым хвостиком. Кошка схватила её и довольно заурчала, я же обиделась.
     - Мурка отдай мою рыбку, это я её поймала, у меня один крючок, а у тебя на лапах вон их сколько, лови себе сама.
      «Да наловим мы ещё рыбки, всем хватит и на уху останется,- смеётся Степан, - Лучше идите к роднику и попейте вкусной водички, а я пока порыбачу». Вода действительно оказалась вкусной и холодной, ей мы запивали пирожки с черёмухой испечённые тётей Тоней. Черёмуху мы насобирали с Саней двумя днями раньше, вот как это получилось. 
     Степан и дед Федя заехали за нами утром на телеге, они направлялись на делянку по делам, вспомнили, что там много черёмухи и забрали нас с собой. Они сели впереди, сбоку телеги носился жеребёнок, я ухитрилась погладить его, шёрстка была как бархат, кобыла покосилась на меня, не обижаю ли я её дитя. Сзади  бежала Жучка, её взяли охранять нас, пока взрослые будут заняты своими делами. Мало ли что, вдруг мы напугаемся или сами кого-то напугаем, а Жучка тут как тут.
      На делянке дед Федя и Степан согнули лесину, привязали за макушку к пню и мы в лукошко стали обирать черёмуху, взрослые нам помогали. Вдруг Степан крикнул: «Мальцы, отойдите в сторону!» Потом сорвал верёвку с пня и повис на макушке дерева: «Эх! Ха!» Лесина то сгибалась, то разгибалась под его тяжестью, получались качели, у нас захватывало дух, такое мы видели впервые и визжали от восторга. Собирая черёмуху, мы перепачкались и стали черногубыми, чернозубыми и с оскоминой во рту. Пришлось Степану отвести нас к бившему неподалёку ключу, там мы отмылись, пообедали, и нам захотелось спать.
     Вот так Саня, я и Жучка поспали под телегой часика два, и в том же порядке неспешно поехали назад. Дома стали крутить черёмуху через мясорубку, держась за её ручку вдвоём с Саней, и тётя Тоня напекла нам пирожков. В субботу с ночевкой нас забирала баба Нюра, она жила на другой горе, где у подножья была тёплая заводь, там-то мы и купались.  Утром  мы отправлялись с ней прямо к заводи, и передавались с рук на руки её сыну- дяде Коле и у него было много кое-чего припасено для нас.
      Под его присмотром мы с Саней резвились в воде до посинения и нас не так- то просто было выманить  на берег, что пытался сделать дядя Коля.
      - Милочка, Саня вылезайте из воды, на вас страшно смотреть, такие вы синие, мне отсюда слышно как ваши зубы выбивают барабанную дробь. Я вас укутаю простынёй, накормлю картошкой из чугунка  она ещё тёплая, дам малосольных огурчиков, напою травяным чаем. Я его уже вскипятил на костерке, у меня для вас есть конфетки горошек- вот, в кулёчке. Сам он в воду не заходил, застудился на войне.
     И мы сдаёмся, вылезаем из воды, а вечером усталые и счастливые идём  в дом бабы Нюры. У неё во дворе полно всякой живности: кур, гусей, уток, цыплят; и мы с Саней решаем пометить их и случай нам предоставляется. Баба Нюра с дядей Колей отлучаются на минутку, и мы принимаемся за дело. Обмакнули гусиное перо в зелёнку и стали гоняться за птицей, пытаясь их пометить. Куры кудахтали, махали суматошно крыльями, разбегались, а гуси гоготали и норовили ущипнуть. Здоровенный гусак, махая крыльями, выбил склянку с зелёнкой  из рук, и она забрызгала нас с Саней. На шум пришли дядя Коля и баба Нюра, он смеялся, глядя на нас, а баба Нюра причитала:
       - Батюшки-светы, да что же это такое?
      - Мы хотели пометить ваших кур, уток и гусей, а они стали драться и выбили у нас из рук зелёнку!
      - Пока я вижу двух помеченных цыплят в испорченных платьице и рубашке. Что я скажу дочери? Не уследила? Так она вас ко мне больше не отпустит. Ладно, идёмте отмываться, а потом в магазин за обновками.
       На следующий день во главе с бабой Нюрой я, в новом платьице, и Саня в новой рубашке появились перед тётей Тоней. «Доченька, это наш подарок с Колей деточкам, а их одёжку мы отдали многодетной семье, зелёнкой же мы лечили царапины».
      Но всё имеет своё начало и конец. В начале сентября за мной  приехала мама и увезла меня от своей родни. Провожали меня и маму все  вместе, получилась целая толпа, мы с Саней плакали, жалко было расставаться друг с другом, а мама всех целовала и благодарила подарками.
     - Мама, - сквозь слёзы шептала я, - зачем ты даришь им подарки? Ведь ты говорила, что я сама им как подарок.
      В ответ мама смеялась:
      - Действительно, что есть то есть.
      А дома меня встречал мой старший брат Валера, и слёзы высыхали на моих глазах.
___________________________________________________________________________________
     Хочешь увидеть свои произведения в блоге "Bookvarium"? Присылай их нам по электронной почте: bib_fil6@mail.ru. Самые лучшие мы выберем и обязательно опубликуем под тегом #СвободныйМикрофон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий